Футболисты мира - www.footballplayers.ru - Хорош Гус.

Футболисты мира - www.footballplayers.ru
 

ПОИСК ПО САЙТУ

Расширенный поиск
 

TRANSLATE  


Всего на сайте: 2231 игрок.

www.footballplayers.ru - Футболисты мира

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z 

Хорош Гус

Понятие «тренер-иностранец», невыносимо затертое в долгих дебатах о тренере сборной России, на исходе 2005-го было наконец лишено анонимности. Самым громким из имен, перечисленных главой РФС Виталием Мутко, оказалось имя Гуса Хиддинка. Сумма зарплаты нового тренера, озвученная Мутко (до 5 миллионов долларов в год), позволяет завести разговор о работе в сборной России с любым топ-тренером в мире. Но этих денег недостаточно, чтобы быть уверенным: Хиддинк за нее возьмется.

Писсуар ресторана на стадионе «Филипс» в Эйндховене являет собой макет футбольного поля. Внутри – маленький пластиковый мячик, загнать который в ворота можно только при очень специфической сноровке и долгих упражнениях, предполагающих интенсивное употребление местного пива. Взъерошенному парню в футболке Фарфана это в конце концов удается. «ПСВ и филипсовская фабрика – это все, что есть в Эйндховене, – говорит он. – Если бы не футбольный клуб, то наш город, наверное, даже не нанесли бы на карту». Другой местный житель, когда по приезде в Эйндховен я поинтересовался у него маршрутом и удаленностью стадиона от центра, сказал, что «арена «Филипса» – это и есть центр».

Какого-то особенного преувеличения мне в этих словах обнаружить не удалось. Эйндховен – неброский рабочий город, выросший вокруг стадиона и фабрики «Филипс», самый маленький из тех, команды которых регулярно играют в Лиге чемпионов. Население – 200 000 человек, и пятую часть из них я застану вечером на матче ПСВ – «Твенте», в котором настоящий Фарфан тоже забьет, а команда Гуса Хиддинка одержит очередную победу. Насчет географической карты не поручусь, но на футбольной карте Европы Эйндховена без Хиддинка и в самом деле, вероятно, не оказалось бы. Он впервые возглавил ПСВ летом 1987-го, сразу же выиграл чемпионат страны и Кубок чемпионов, и именно тогда дуэт лидеров голландского футбола («Фейеноорд» и «Аякс») окончательно трансформировался в трио.

– Говорить, что большой футбол в Эйндховене начался с меня, – поверхностно и неправильно, – Хиддинк решительно отклоняет комплименты. – Здесь была неплохая команда в 70-х, я и сам за нее немножечко поиграл. А в 80-е – так и просто отличная. Именно отсюда, например, перешел в «Милан» Руд Гуллит.

Простительная, но несомненная скромность. Гуллит был продан в «Милан» в 87-м, одновременно с назначением Гуса Хиддинка, но тот все равно сумел сделать команду из Эйндховена лучшей в Европе. Полтора года назад ПСВ распродал всю линию атаки (Кежман, Роббен, Роммедаль), что не помешало команде Хиддинка стать чемпионом Голландии и полуфиналистом Лиги чемпионов. Нынешний сезон ПСВ начал с радикально помолодевшей полузащитой (ван Боммел ушел в «Барселону», Фогель – в «Милан», Пак Чжи Сун – в «МЮ», Ли Юн Пе – в «Тоттенхэм»), но слабее, кажется, не стал. В умении побеждать без состоявшихся звезд и одновременно помогать состояться новым Хиддинк – возможно, лучший на данный момент тренер мира. Но я на всякий случай решаю больше не употреблять в нашем разговоре формулировок, провоцирующих новые приступы скромности.

– Город у нас маленький, клуб небольшой, продажа игроков неизбежна, – рассуждает Хиддинк. – Лидеров нынешнего ПСВ суперклубы, может быть, раскупят уже следующим летом. Если этого не случится, я буду, во-первых, очень рад, а во-вторых, озадачен: что, совсем не растут? Для того чтобы поддерживать уровень команды в этих условиях, нам приходится смотреть даже не на шаг, а на два шага вперед. Растить новых звезд в своей школе или находить их через скаутинг еще до того, как нынешние скажут «до свидания».
Хиддинк листает последний номер PROспорт, останавливается на материале о юношеских структурах «Аякса» и ПСВ и смеется, когда я перевожу ему вынос с обложки «Репортажи из секретных лабораторий».

– Что, нашли секреты? Я не думаю, что они есть. Все достаточно просто. Первые футбольные гении выросли на улицах. Только где в наше время играют на улицах? Может быть, в Бразилии, но где еще? Европейские улицы заняты автомобилями, площади – торговыми центрами, для футбола там места не осталось. А в Голландии раньше других осознали, что эти «улицы» надо воссоздавать в виде клубных академий.
В отличие от «Аякса», патентованного питомника голландских футболистов, ПСВ больше ориентирован на доведение до звездного статуса одаренных иностранцев, от Ромарио и Роналдо до Гудьонсена и Фарфана. Объясняя это, Хиддинк снова обращается к глобальным тенденциям:
– Не так давно, когда я еще сам играл, переезд с севера Голландии на юг был для молодых людей сложнее и болезненнее, чем сегодня переезд в Эйндховен парней из Кореи или Перу. Мир становится более космополитичным, различия между странами уменьшаются, расстояния сокращаются. Все говорят на нескольких языках. Я вот, например, на пяти. Вы говорите – «суринамские отцы»? Отцы и матери могут быть любыми – корейскими, русскими и так далее. Главное, кто, как и в каких условиях тренирует их детей.

База ПСВ, где мы общаемся с Хиддинком, оказалась какой-то невероятно маленькой и скромной. Всего три поля, всего одна комната отдыха футболистов (по периметру расставлены двухъярусные кровати армейского типа), всего один ресторан, предназначенный для игроков и посетителей базы одновременно. Для того чтобы испытать приступ изумления, не обязательно знать устройство тренировочных комплексов «Милана» или «Реала», – базы киевского «Динамо» или даже «Алании» выглядят роскошней. Но здесь есть все необходимое и нет мегаломании, здесь скорее уютно, чем тесно, и никак не идет из головы расхожее в Эйндховене определение ПСВ как «семейного клуба». На маленькой парковке – антикварный оранжевый FIAT 500, по-семейному милая причуда директора базы. На стене ресторана – фото Руда ван Нистелроя, надкусывающего кусок торта своей большой квадратной челюстью. Яп Стам и Ариен Роббен, по словам Хиддинка, тоже заезжают сюда на чашку кофе со сладостями всякий раз, когда бывают в Эйндховене. Журналисты рассказывают небылицы про футболистов ПСВ, которые якобы запросто могут пригласить интервьюера к себе домой и угостить сэндвичами (лучшие делал ван Боммел). И если ПСВ – большая семья, то Хиддинк тут – в ранге папы. Вернувшись в Эйндховен летом 2002-го в статусе почетного гражданина Южной Кореи, он стал здесь не только тренером, но и спортивным директором, что, в частности, предполагает непосредственное руководство клубной академией и скаутской службой. Учитывая одновременную работу Хиддинка со сборной Австралии, многовато для одного человека.

– Для одного – в самом деле многовато, – соглашается Хиддинк. – Но я не один. У меня много единомышленников, которые работают на различных позициях в клубе и сборной. В конечном счете решение такого количества задач – это вопрос четкого планирования собственного времени и расстановки правильных людей на правильные места.

Хиддинк открывает ежедневник, чтобы подкрепить свои слова живым примером. Мы разговариваем в день матча ПСВ – «Твенте». Сразу после интервью у него – обсуждение селекционной стратегии со скаутской службой. Непосредственно до было совещание по конференц-связи с Австралийской федерацией футбола. В Австралии Хиддинку предложили курировать программу развития юношеского футбола, и в данный момент он подбирает для нее голландских специалистов. «Развивать футбол в стране, где всегда предпочитали другие виды спорта, – интересный вызов» – так он объясняет свою увлеченность этим проектом. Деятельность Хиддинка на нефутбольных континентах неотвратимо напоминает о тех временах, когда католическая церковь рассылала миссионеров по всему миру. Но и от этого определения он, любитель и знаток истории, открещивается.

– Миссионеры проповедовали на новых территориях свое учение, полагая его единственно верным. В футболе такого канона нет, пути достижения успеха могут быть разными. Приезжая в Южную Корею и Австралию, я не говорил: нужно поступать только так и так. Я разбирался, как устроены там те или иные вещи. Предлагал для сравнения свои методики, примеры из международной практики. И зачастую люди сами говорили: да-да, давайте что-то менять.

Самые красноречивые примеры таких перемен – в южнокорейском опыте Хиддинка:

– В Южной Корее я обнаружил строгую иерархическую систему, которой подчинены все сферы общества – и футбольная сборная в том числе. Команда была разбита на группы, в основном по возрастному принципу, между которыми почти не было коммуникации. Я поломал эту систему, перемешал группировки между собой – в тренировочных упражнениях, при расселении в номерах и так далее. Один из лидеров – Ан Чжун Хван – даже был выведен из состава. Какой была реакция? Ну конечно, болезненной. И не только с его стороны, ведь Ан был единственным корейцем, игравшим в топ-лигах – за «Перуджу» в серии А, считался национальным героем. Но отношения в сборной в конечном счете изменились к лучшему, и игра Ана тоже, он здорово помог нам в продвижении к полуфиналу.
В пяти предыдущих финальных турнирах чемпионата мира Южная Корея не одержала ни одной победы, а с Хиддинком выиграла сразу четырежды (у Польши, Португалии, Испании и Италии). Сборную Австралии он пока всего лишь вывел в финальный турнир, но этот успех почти так же впечатляющ. Австралийцы пробились в финал впервые с 1974 года, победив в плей-офф расположенный в рейтинге ФИФА на 37 строчек выше Уругвай. А на подготовку к решающим матчам у Хиддинка было всего четыре месяца, причем без отрыва от работы с клубом.

– Уйти из ПСВ в этот момент я не мог, потому на работу с австралийской командой мне остались только те дни, когда футболисты клуба разъезжаются по своим сборным. Вторым моим условием было проведение всех сборов австралийцев на базе ПСВ в Эйндховене. В-третьих, я предложил отменить несколько бесмысленных в этой ситуации товарищеских встреч и сосредоточиться на тренировочной работе.
Для принципиального усиления игры сборной четырех месяцев, по словам Хиддинка, маловато. Но этого времени достаточно, чтобы избавиться от самых вопиющих недостатков:

– В трех матчах летнего Кубка конфедераций, после провала на котором австралийцы и обратились ко мне, команда пропустила 10 голов. Еще до знакомства с ней, при просмотре видеозаписей, я заметил, что у большинства этих голов были схожие причины. На этих записях я увидел позиционные ошибки, какую-то робость и сверхоборонительную тактику, которая в конечном счете и сделала защиту ненадежной, потому что один ее игрок рассчитывал на другого. В общем, много странных вещей для игроков такого уровня – на самом деле очень хорошего... Если работа в Южной Корее представляла собой строительство конкурентоспособной команды, потому что там ее никогда не было, то работа со сборной Австралии – так, необходимый ремонт.

Неожиданный приход Хиддинка в сборную Австралии его агент объяснил «адреналинозависимостью»: «Любимая часть работы Гуса – финалы чемпионатов мира».

– Близко к правде, – подтверждает Хиддинк. – Я бы не назвал это «зависимостью». Ногти от переживания того, что я не работаю со сборными во время очередного чемпионата мира, грызть не буду. Приоритет в футболе давно сместился к клубам. Но финалы чемпионата мира – все равно удивительное явление, самое волнующее в футболе. По своим игрокам сужу: до турнира еще полгода, а все в ПСВ уже живо его обсуждают.

Хиддинк отказывается говорить о сборной России, как и о любой другой работе вне ПСВ и сборной Австралии, даже в теоретическом ключе. Но проскакивающие в его речи фразы в духе «я уйду, а система останется» – достаточно явный индикатор того, что этот уход не так уж невозможен. Хиддинк сделал ПСВ клубом европейского масштаба, но масштаб Эйндховена и Голландии остается тем же. Слишком скромным, чтобы надолго удерживать здесь топ-игроков и топ-тренеров. И если это именно деньги толкнули Хиддинка ввязаться в интерконтинентальные авантюры с Южной Кореей и Австралией, то в России ему предложат никак не меньше.

– Нет, не деньги. По крайней мере не в первую очередь. Обсуждение финансовых параметров – это работа моего агента, и он неплохо с ней справляется. Мне же больше всего интересны условия работы и перспектива. Есть ли она? Почему до сих пор не реализована? В чем, собственно, она состоит? Федерации футбола Южной Кореи и Австралии – это далеко не все, кто со мной контактировал, но это самые настойчивые. Их представители многократно приезжали в Голландию, встречались со мной и уверяли, что перспектива есть, видеозаписи какие-то привозили в качестве аргументов. Ни один мой уточняющий вопрос не остался без обстоятельного ответа, ни одно условие – без согласия его удовлетворить. С людьми из Южной Кореи я встречался, наверное, раз пять. В какой-то момент я не устоял перед этой настойчивостью и понял, что противостоять этим аргументам все сложнее, что проще согласиться.

Хиддинку пора. Он отправляется на встречу со скаутами ПСВ и дает наказ директору базы не отпускать меня, пока я тут не пообедаю («Так у нас принято, вы же в гостях»). Он доработает с ПСВ до конца чемпионата Голландии – и, по всей вероятности, снова его выиграет. В июне он повезет австралийцев на первый для них за 32 года чемпионат мира – и на третий подряд для себя. Раньше июля появление Хиддинка в сборной России невозможно даже теоретически. Но на месте Виталия Мутко я бы бронировал билеты в Эйндховен, запасался видео, формулировал аргументы и готовил бы внятный план развития футбола в стране (а не только деньги для личного контракта) прямо сейчас.

P.S. Это интервью было взято в декабре, когда переговоры Мутко и Хиддинка еще только планировались. Насколько убедительными оказались аргументы главы РФС - покажет ближайшее будущее.

 
Дмитрий Навоша, PROспорт


Вернуться к странице игрока >>
 
5 декабря

В 1919 г. Один из лучших тренеров мира 70-80-х годов Хаймес Вайсвайлер.

В 1927 г. Чемпион мира 1950 года Оскар Мигес.

В 1931 г. Капитан сборной Чехословакии 50-60-х годов, финалист чемпионата мира Ладислав Новак.

В 1940 г. Известный российский тренер Борис Игнатьев.

В 1956 г. Чемпион Европы, финалист чемпионата мира Клаус Аллофс.

В 1967 г. Лучший румынский вратарь 90-х годов Богдан Стеля.

В 1969 г. Ключевой защитник сборной Мексики 90-х Рамон Рамирес.

 

Над сайтом работают Дмитрий Гребенщиков и Виталий Клышко. Создание, разработка и поддержка - студия дизайна и веб-разработок "Палец".
При перепечатке материалов гиперссылка на сайт "Футболисты мира" обязательна. Все материалы являются собственностью их авторов.
В случае нарушения авторских прав и обнаружении неточностей просим сообщить нам.
Академическая гребля Украины